Суббота, 24.06.2017, 20:21
Приветствую Вас Гость | RSS

Ю.А. Гагарин - сын Земли и звёзд

Саратовский индустриальный техникум. Аэроклуб

 Учиться в Саратов приехали даже мастера, стремившиеся по­лучить среднее техническое образование. Среди них несколько коммунистов, орденоносцев - участников Великой Отечественной войны из разных городов Советского Союза. Они были уже женатыми людьми, имели детей. Их привела сюда жажда зна­ний, стремление приносить как можно больше пользы стране. Все прибывшие в техникум волновались: как пройдут экзамены? А друзьям экзамены сдавать не надо, так как у них отличные оценки за семь классов. Единственное, что потребовалось, - сдать производ­ственную практику (сделать пробы), и они, формовщики-литейщики 5-го разряда, ус­пешно её сдали. В августе 1951 года Юрий был зачислен в группу Л-11.

На первых порах учёба взрослым дава­лась с трудом. Люди, отвыкшие от школь­ной парты, хватали двойки. Особенно не­важно было у многих студентов с матема­тикой. У «неразлучных москвичей» - так их звали в техникуме - учёба ладилась, всё было ещё свежо в памяти. Юра с друзьями любили математику, понимали, что в век атома без неё не прожить. К ре­бятам часто обращались за помощью, и они охотно помогали товарищам разоб­раться в неясных вопросах. Двойки посте­пенно исчезали, их заменили тройки, а потом и их почти не ста­ло. В свободное время студенты много занимались спортом, ор­ганизовали баскетбольную команду. Юрий ещё в ремесленном училище пристрастился к этой игре. Их команда участвовала в городских соревнованиях и заняла первое место среди сара­товских техникумов. Техникум был для Юрия школой не только знаний, но и замечательной школой жизни. В комнате общежи­тия кроме Юрия находилось ещё четырнадцать ребят. Жили дружно, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Вечерами ре­бята нередко играли в шахматы, даже турниры организовыва­ли. Но Юрий в них не участвовал, ему по душе больше были подвижные игры.

Стипендию получали небольшую - 50 рублей в месяц на пер­вом курсе и 100 рублей - на последнем, поэтому приходилось строго рассчитывать свои расходы. Однако Юрий с друзьями находили возможность, чтобы ходить в театр, в кино. В Саратове был хороший оперный театр, и Юрий познакомился с произведе­ниями Чайковского, Глинки, Визе. В кино бывал чаще. Обычно ходили компанией, ведь в техникуме учи­лись и девушки. После каждого фильма обязательно обменивались мнениями, спорили. Юрию очень нравился фильм «Повесть о настоящем человеке», экрани­зированный по книге Бориса Полевого. Часто в мыслях Юрий представлял себе, как бы он поступал, если бы попал в такой же переплёт, как Алексей Маресьев. Ему хотелось встретиться с ним, пожать его мужественную руку.

Квалификация преподавателей технику­ма была очень высока. Чувствовалось, что они любят свой предмет, свою работу и умеют всё очень доходчиво объяснить. Од­ним из любимых предметов Гагарина в тех­никуме, как и раньше в школе, была физи­ка. Преподаватель Николай Иванович Москвин, высокообразо­ванный, чуткий, уже пожилой человек, свои лекции читал интересно, образно, увлекательно. Тем, кто не знал предмет, он бес­пощадно ставил двойки, а затем требовал их исправления. Нико­лай Иванович часто повторял: «Техник не может не знать физики; земной шар вращается по законам физики». Москвин организо­вал физический кружок, участники которого выступали с докла­дами. Были доклады о законах Ньютона, механике. Николай Ива­нович поручил Юрию Гагарину сделать сообщение по работе рус­ского учёного П.Н. Лебедева о световом давлении. Доклад понравился. И тогда Николай Иванович поручил Юрию сделать доклад о К.Э. Циолковском, его учении о ракетных двигателях и межпла­нетных путешествиях.

Юрию пришлось прочитать сборник научно-фантастических произведений Константина Эдуардовича и все имевшиеся в библиотеке книги, связанные с этим вопросом. Гагарин вспоминает: «Циолковский перевернул мне всю душу. Это было по­сильнее и Жюля Верна, и Герберта Уэллса, и других научных фантастов. Всё сказанное учёным подтверждалось наукой и его собственными опытами. К. Э. Циолковский писал, что за эрой винтовых самолётов придёт эра реактивных самолётов. И они уже летали в нашем небе. К. Э. Циолковский писал о ракетах, и они уже бороздили стратосферу. Словом, всё предвиденное ге­нием К. Э. Циолковского сбывалось. Должна была свершиться и его мечта о полёте человека в космические просторы. Свой док­лад я закончил словами Константина Эдуардовича:

- Человечество не останется вечно на Земле, но, в погоне за светом и пространством, сначала робко проникнет за пре­делы атмосферы, а затем завоюет себе всё околосолнечное пространство.

Прочёл и почувствовал, как сердце моё дрогнуло и забилось сильнее. Все члены нашего кружка были поражены силой и глу­биной мысли учёного. И, может быть, именно с этого дня у меня появилась новая болезнь, которой нет названия в медицине, - неудержимая тяга в космос. Чувство это было неясное, неосоз­нанное, но оно уже жило во мне, тревожило, не давало покоя.

Я становлюсь лётчиком».

Юрий был не только любознательным, но и упрямым. Вскоре он стал любимцем преподавателей. Педантичный, скупой на похвалу Николай Иванович обращался с докладной к директору техникума: «Учащийся группы Л-11 Гагарин в течение 1951/52 -1952/53 учебных годов состоял председателем физико-техни­ческого кружка, за эти два года сделал три доклада и со знани­ем дела организовывал занятия кружка... За указанную работу прошу вынести от лица дирекции ему благодарность с занесени­ем в его личное дело».

 Годы учёбы летели незаметно и были до предела заполнены разнообразными занятиями. Кроме учёбы и производственной практики много времени отнимала комсомольская работа, спорт. Но стоило Юрию услышать гул пролетающего самолёта, встретить лётчика на улице, как душа его сразу замирала. Гага­рин знал, что в Саратове есть аэроклуб, о котором шла добрая слава. Но чтобы поступить туда, надо было иметь среднее об­разование.

И вдруг осенью 1954 года стало известно, что в аэроклуб при­нимают студентов четвёртых курсов техникумов.

Юрий с друзь­ями прошли все комиссии и были зачислены на отделение пилотов. Сначала теория полёта, знакомство с устройством самолё­та и авиационного двигателя. На первых порах его даже разоча­ровали эти скучные занятия. Ему представлялось, что он сразу попадёт на аэродром и станет летать. А тут всё те же классы, за­дачи у доски да учебники. Дорога к самолётам оказалась куда длиннее, чем представлял себе Юрий.

Их лётчик-инструктор Дмитрий Павлович Мартьянов окончил Борисоглебское училище военных лётчиков и гордился тем, что в своё время там учил­ся Валерий Чкалов (Чкалов Валерий Павлович (20 января 1904 года, с. Василёво, ныне г. Чкаловск, - 15 де­кабря 1938 года, Москва) - советский лётчик-испытатель, комбриг, Герой Советского Союза (1936). Командир экипажа самолёта, в 1937 году совершившего первый беспосадочный перелёт через Север­ный полюс из Москвы в Ванкувер (штат Вашингтон, США). Погиб при испытании нового истребителя.).

Очень напряжёнными были первые месяцы 1955 года. Прихо­дилось днём заниматься в техникуме, а вечером - в аэроклубе. И вот настало время преддипломной практики. Юрия сначала послали в Москву на завод имени Войкова, а затем в Ленинград на завод «Вулкан».

Вернувшись с практики, приступил к дипломной работе. Гагари­ну досталась довольно сложная тема - разработка литейного цеха крупносерийного производства на 9 тысяч тонн литья в год. Кроме того, нужно было разработать технологию изготовления деталей и методику производственного обучения в ремесленном училище по изготовлению этих деталей. Дипломная работа требовала множе­ства чертежей. И Гагарин не раз добрым словом вспомнил любе­рецкого преподавателя, привившего ему вкус к чертёжному делу. Постепенно дипломный проект приобретал нужные очертания, по­полнялся всё новыми и новыми соображениями.

Работая над дипломом, Юрий старался не пропускать занятий в аэроклубе. Уже закончилось изучение теории, начал сдавать эк­замены. Уставал смертельно и, едва добравшись до койки, засы­пал моментально, без сновидений. Очень хотелось поскорее на­чать учебные полёты. Ведь Юрий ни разу, даже в качестве пасса­жира, не поднимался в воздух. Иногда одолевали сомнения, а вдруг не получится?

Прежде чем начать учебные полёты, полагалось совершить хо­тя бы один прыжок с парашютом. Дважды ночами курсантов вы­возили на аэродром, но им не везло - не было подходящей пого­ды. Невыспавшиеся, переволновавшиеся, возвращались курсан­ты в техникум и садились за дипломные работы. В третью ночь на аэродром поехали и девушки - студентки саратовского технику­ма. Им тоже надо прыгать. Стоят бледные, растерянные. Юрий подумал: «Неужели и у меня такой вид?» Девушки подшучивают: «А ты почему такой спокойный? Наверное, уже не раз прыгал?» -«Нет,- отвечаю,- впервые...» Вот это качество Гагарина - умение сохранять спокойствие в самой сложной ситуации - возможно, и стало решающим при выборе космонавта № 1.

Обрадовался, когда Дмитрий Павлович выкрикнул: - Гагарин! К самолёту...

У Юрия аж дух захватило. Как-никак, это был его первый полёт, который надо было закончить прыжком с парашютом. Взлетели, и вскоре самолёт «ПО-2» поднялся на заданную высоту. Инструктор знаками показывает, что нужно вылезать на крыло. Выбравшись из кабины, Юрий встал на плоскость и крепко уцепился обеими ру­ками за бортик кабины. На землю взглянуть страшно. Жутковато... А инструктор уже даёт команду «пошёл». Юрий оттолкнулся от бор­та самолёта, как учили, и ринулся вниз. Дёрнул за кольцо, а пара­шют не раскрывается. Воздух забивает дыхание. Рука невольно по­тянулась к кольцу запасного парашюта. И вдруг - сильный рывок... И тишина... Парашют раскрылся вовремя, просто Юрий слишком рано подумал о запасном. Так авиация преподала ему первый урок: находясь в воздухе, не сомневайся в технике, не принимай скоропалительные решения.

Когда прыжки кончились, Дмитрий Павлович предложил поле­тать на самолёте «Як-18» и стал показывать фигуры высшего пило­тажа, а потом Юрий и сам управлял самолётом в присутствии инструктора. И вот наступил день, когда Юрий один, без инструкто­ра, должен был совершить полёт на самолёте «Як-18». Он вырулил самолёт на линию старта, дал газ. Машина плавно оторвалась от земли. Его охватило трудно передаваемое чувство небывалого вос­торга. Сделал круг над аэродромом, рассчитал посадку и призем­лил самолёт возле посадочного знака. Сел точно в ограничители.

Инструктор похвалил его, а на следующий день о Юрии написа­ли в газете «Заря молодёжи». Там было всего несколько строк о полёте и названы его имя и фамилия, помещена фотография в кабине самолёта. Первая похвала в печати многое значит в жизни че­ловека. Юрию было очень приятно видеть своё имя напечатанным в газете, и в то же время как-то неловко, что из всех товарищей по­чему-то написали именно о нём. Он послал этот экземпляр газеты домой, в Гжатск. Мама в ответном письме написала:

«Мы гордимся, сынок... Но ты, смотри, не зазнавайся...»

И вот этот наказ мамы он пронёс через всю свою жизнь!

В июне 1955 года он с отличием окончил Саратовский индуст­риальный техникум, а в октябре - саратовский аэроклуб. Всего в аэроклубе Юрий Гагарин выполнил 196 полётов и налетал 42 ча­са 23 минуты.

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 54
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

www.digitalwind.ru